Ахтубинск - старый и молодой
 

Д. Еленский

 

Д. Еленский (Ахтубинск)

 

Ты не устанешь изумлять...

 

 

Ты не устанешь изумлять

Своим отточенным движеньем

Ресниц. Какое наслажденье

Прикосновенья снова ждать!

 

Движенье глаз – движенье душ.

И нет числа их повторенью,

И каждый раз твои движенья

Я ждал. А буду ждать. Я жду.

 

Твоим поступкам и словам

Я не устану удивляться.

Я не могу: чтоб не встречаться,

Как жить без моря  - острова.

 


Жду тебя. Жду вечера.

 

Вот и день уже сгорает,

Словно хворост на костре.

Месяц звезды птичьей стаей

Будет гнать, как на расстрел.

 

И машины затихают,

Замедляют круговерть.

Я сижу, я ожидаю:

Кто сейчас откроет дверь?

 

Неужели ты, как прежде?

Сядешь рядом, не спеша.

Ради призрачной надежды

Я способен не дышать,

 

Замереть, дождаться мига,

Заглянуть в твои глаза –

Там распахнутая книга

О тебе. А голоса,

 

Голоса лишь помешают

Все страницы пролистать.

Мы молчим. Лишь птичьей стаей

Будет месяц звезды гнать.

 

 

 

Лестницей длинной …

 

Лестница тянется

                             и не кончается.

Странно, что все так

                             у  нас получается…

Я поднимаюсь все выше

                             на третий этаж.

Шаг на ступеньку –

                              и путь сокращается,

Значит, ты ближе,      

                              но пульс учащается:

Что там за дверью,

                              движение иль пустота?

 

Ты открываешь

                            такая домашняя

И непохожа

                        совсем на вчерашнюю:

Вон как открыта навстречу 

                                        сегодня душа.

Марсика гладишь –

                                и он ко мне тянется.

Глажу его –

                           он к тебе возвращается.

Лена, как имя прекрасно –

                                          так ты хороша!

 

Легкий халат, и

                            ты светишься нежностью.

Сводишь с ума

                             своей этой небрежностью:

Грудь приоткрыта,

                                       она и незащищена.

Ты - совсем рядом,

                                      но на расстоянии.

Все просчитала,

                                     наверно, заранее.

Ты опьяняешь сильней,

                                       чем бокалы вина!

 

Вот и прощание,

                                 вижу сомнение.

Ты не скрываешь,

                                      приводишь сравнение:

«Ты – словно мальчик,

                                       что тянется к елке, подчас

Тот схватит игрушку –

                                  с ней поиграется,

Хрупкая, нежная,

                                   быстро ломается.

Детям игрушки хватает

                                         всего лишь на час».

 

Обратной дорогой,

                                 лестницей каменной.

Сердце заныло –

                                занозой изранено.

Вспомнилось то,

                    что случалось, наверно, не раз:

Юной березки

                           надломана веточка –

Та, из далекого прошлого

                                             девочка.

Где она? Что с ней?

                                  Какой она стала сейчас?

 

 

 

Другая есть страна.

 

Мы спешим, минут не замечая,

Мимо мчат и лица, и года.

Сына видим – утром, с чашкой чая,

Маму вспоминаем – иногда.

 

Крест судьбы несем, клянемся, плачем.

Важен нам порою лишь процесс,

Позабыв, что смысл его утрачен,

И зачем нам нужен этот крест.

 

Точно пони – бегаем по кругу.

Нам важнее суета сует.

Обижаем друга иль подругу,

Сухо кинув на бегу: «Привет».

 

И лишь иногда мы замираем –

Точно с глаз спадает пелена:

Где мы, между адом или раем?

Что это за чудная страна?

 

Здесь все люди выглядят иначе:

Все красивы, милы и добры.

Здесь мы слезы радости не прячем,

И скрывать не надо свой порыв.

 

Обожаем, верим беззаветно,

И земные хлопоты – ничто.

Даже, если вдруг порежем вены –

Не заметим, все считая пустяком.

 

Если вы вот так же удивились

И, очнувшись, ищите ответ –

Нет сомнений, просто вы влюбились.

Без любви такой и жизни – нет!

 

 

Случай на обочине. (Дороги или жизни?)

 

Вот досада так досада:

Вечер, еду не спеша,

Вдруг попал в гвоздей засаду,

Шина сдохла – вон душа.

 

Встал. В заснеженных потемках

Дверь открыл, там - холода.

Вдруг услышал: «Мой котенок!

Что случилось? Не беда!»

 

Глянул я оторопело.

Кто окликнул, голос чей?

Зацепило и задело:

То ж не голос был – ручей,

 

Что звенит, переливаясь

По весенним по камням.

Может, даже в кущах рая

Не услышать это нам.

 

Смех так искренен и светел.

Жаль, что это не ко мне.

Шла девчонка в лунном свете,

В телефон струила смех.

 

Кто-то радостный, счастливый,

Ей по трубке отвечал.

Проплыла машины мимо,

Голос тише. Замолчал.

 

Шина – что? Да не впервые ж!

Позабыв про холода

Заменил. С сугроба вылез

И помчался. В никуда.

 

Так бывает: нерв затрону -

Вспоминаю я тогда

Голос чистый: «Мой котенок!

Что случилось? Не беда!»

 

 

 От отчаяния.

 

Вечер черной краской залил душу.

Звезды разожгли в груди пожар.

До утра его уж не потушат.

Где ж вы были, сердца сторожа?

 

И обугленные чувства, задыхаясь

В едкой копоти расплавленных надежд,

Чудом не погибнуть постарались.

Нервы голые торчат, бери их, режь.

 

...Напридумывал с отчаянья немало.

Я, конечно, жив и буду жить.

Просто ты вчера не написала

И не захотела позвонить.

 

 

Это рулетка.

 

Я пишу по e-mail тебе письма,

Отправляю почти в никуда.

Все идет от меня независимо.

Было раньше так, будет всегда:

 

Напишу, изорву в клочья душу,

Сердца вновь застучат клапана.

А меня, словно судно на сушу

Кинет с моря крутая волна.

 

Раскаляясь, мотор жгет впустую

Разудалые силы свои.

Вместо вод – лишь воздушные струи

Гонит винт как мольбу: «Помоги!»

 

Эти письма – с наганом рулетка:

Кто решился сыграть – очень смел.

Так и я. Только видно не метко

Посылаю письмо по е-мейл.

 

Может быть, ты его прочитаешь,

Может быть, удалишь, словно спам.

Ты меня будто книгу листаешь,

Позабыв приглядеться к словам.

 

 

***

Как за буднями будни мечутся,

Нам то радость неся, то позор.

Пролетело почти полмесяца

Прежде чем я поймал твой взор.

 

Почему, почему же до этого

Я смотрел, но все мимо тебя?

Знать дремало ты, сердце поэтово,

Никого в тот момент не любя.

 

Виновата моя близорукость ли?

Неспособность увидеть вдали?

Иль привычка жить только науками?

Чувства вымерли? Черт их возьми!

 

Но когда ты к столу приблизилась

И спросила, прищурив глаза,

Что-то мол, «ноутбук из Митино» -

Я не смог даже слова сказать,

 

Так впервые взглянув опрометчиво

На тебя. Слишком близко. В упор.

И с того незабытого вечера

Будто к шее приставлен топор.

 

Зацепила, как щуку на удочку,

Что сорваться уже не могу.

Ты – взяла свою легкую сумочку,

Тихо вышла. А на берегу

 

Я остался лежать пришпиленный

Тем крючком. Только нужно ль жить,

Задыхаясь в воде ли, в иле ли,

То ли в правде, то ли во лжи?

 

 

В запое

 

В окне зимний вечер.

Совсем неожиданные шаги,

Твои рядом плечи

И взгляд, от которого я погиб

 

Не сразу, конечно.

Но взор опьяняет, к себе маня.

Улыбкою встречной

Ты ранишь, почти убивая меня.

 

Я – тот алкоголик.

Теперь понимаю всего его:

Садится за столик,

В себя заливает вино, вино...

 

Запой за запоем.

За порцией порцию требует он

С причиной простою:

Души заглушить ужасающий стон.

 

Так ты -  с каждой встречей

Все большею дозою мне нужна.

Мотив песни вечен.

И мысли как в танце – кружат, кружат...

 

Даю себе слово:

«Чуть-чуть подожди, не звони, не пиши».

Что ж, снова и снова

Его нарушаю. В морозной тиши

 

Услышать твой голос,

Дыхание близости ощутить –

Не надо другого!

Но так,

             в опьянении,

                                 сколько мне жить?

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФОНД ПОДГОТОВКИ КАДРОВ. ИНФОРМАТИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ.
Сайт сделан по технологии "Конструктор школьных сайтов".